Роман Асхабадзе: Когда я работал в «Спартаке», конкуренция в чемпионате была в разы выше

Экс-гендиректор «Спартака» — о выступлении красно-белых в этом сезоне, серьезном стрессе на должности одного из руководителей самого популярного клуба страны и предстоящих кадровых перестановках.

— Роман Гурамович, в каком клубе сейчас работаете?
— Моя работа не связана с футболом.

Новости СМИ2

Но еще четыре года назад вы были одним из руководителей «Спартака». Тяжело быть гендиректором самого популярного клуба страны?

  • — Очень нелегко. Живешь в постоянном прессинге, создается ощущение, что экзамен – каждый день! Многое зависит от характера человека. Руководитель в таком клубе должен быть с очень крепкой психикой. Если кто-то не готов жить и работать в таком стрессе, то это приводит к негативным последствиям.
  • Роман Асхабадзе: Когда я работал в «Спартаке», конкуренция в чемпионате была в разы выше

— Но можно же, к примеру, не читать газет, не смотреть футбольные передачи.
— Нельзя. Необходимо, если хочешь правильно выстроить работу и не проигрывать в PR-политике, читать и смотреть нужно обязательно. Это – тоже часть большой игры, которую можно выиграть или проиграть. Пресс-атташе ежедневно приносил мне выкладки, что происходило в медиапространстве вокруг «Спартака».

— Приносили только положительные моменты?
— Они как раз никому не нужны – их все видят. А вот негатив, слухи, домыслы мы обязательно читали, чтобы нормально конкурировать с другими сильными и популярными клубами.

— Болельщики играют существенную роль в жизнедеятельности «Спартака»?
— Болельщики – те люди, для которых существует футбол.

Роман Асхабадзе: Когда я работал в «Спартаке», конкуренция в чемпионате была в разы выше

— Когда вы работали в спартаковском клубе, команда несколько раз занимала призовые места. Почему не удалось стать чемпионом страны?
— У вас очень серьезные вопросы (смеется). До того, как стать гендиректором «Спартака» я работал в клубе семь лет, был и заместителем, и исполнительным директором. Тогда конкуренция в чемпионате была в разы выше, чем сейчас. За самые высокие места, наряду с постоянными претендентами на чемпионство «Зенитом», «Локомотивом» и ЦСКА, боролись и «Рубин», и «Динамо», и «Кубань», и «Ахмат», и «Краснодар», который набирал силу.

— Весной 2017 года «Спартак» наконец-то после 16-летнего перерыва стал чемпионом. Почему потом начался раздрай, и клуб сдал свои позиции?
— Этот вопрос не ко мне. Чтобы так рассуждать, нужно быть внутри клуба. Мы с вами не сможем это сделать. Поэтому почти все интервью на подобные темы можно назвать голословными.

— Можете высказать мнение человека, который смотрел на эти процессы со стороны?
— В следующем сезоне «Спартак» не показывал и 50 процентов того, на что способен. Я имею в виду и игру, и настрой, и лидерские качества. Все пошло на убыль. Почему? Нужно разговаривать с теми, кто тогда работал в клубе.

— Как вы отнеслись к назначению главным тренером «Спартака» Олега Кононова?
— Это был очень рисковый шаг. Я это говорил сразу после его прихода в «Спартак», не поменял своего мнения и сейчас.

  • — Почему?

— Тренер должен быть определенного формата, подходить под тот или иной клуб. Для «Спартака» таких тренеров – единицы, чтобы они соответствовали друг другу и по амбициям, и по характеру, и по харизме, и по профессионализму.

— Какова роль гендиректора в вопросе назначения главного тренера? Как это устроено в «Спартаке»?
— Могу сказать, как было в мои времена. Тогда гендиректор имел возможность предлагать ту или иную кандидатуру на рассмотрение совета директоров. Ее рассматривали, обсуждали и проводили голосование, если оно требовалось. Но, по большому счету, это – зона ответственности спортивного департамента.

— А по крупным трансферам тоже требовалось решение совета директоров?
— Конечно, но лично я занимался переговорами и с клубами, и с игроками. Как по покупкам, так и по продажам. Такие функции были прописаны в моем контракте. Мы проводили удачные сделки. Недавно я говорил, что «Спартаку» не хватает хороших продаж игроков. Мы же продавали за хорошие деньги тех футболистов, которые по мнению тренеров или совета директоров должны были покинуть клуб. Их отпускали не как свободных агентов.

— Знание иностранных языков помогало в этом нелегком деле?
— Да, знание нескольких языков позволяло вести переговоры почти с любым клубом, переводчик не требовался.

Роман Асхабадзе: Когда я работал в «Спартаке», конкуренция в чемпионате была в разы выше

— В текущем сезоне шансы на путевку в Лигу чемпионов «Спартак» потерял?
— Скорее всего. Поэтому и грядут перемены в руководстве.

— Верите в то, что в этом сезоне «Спартак» завоюет место хотя бы в Лиге Европы?
— Конечно, клуб будет за это биться, и он должен быть там! Лига Европы не так престижна, как Лига чемпионов, но все равно – еврокубок. Это – важный фактор в развитии клуба. Если «Спартак» не попадет и в Лигу Европы, сезон можно считать однозначно провальным.

— Но был матч в Туле, после которого многие болельщики увидели настоящую безнадегу.
— И что?

— За место в Лиге Европы «Спартаку» придется выдержать очень жесткую конкуренцию.
— Без сомнения, особенно учитывая то состояние, в котором находится команда.

Роман Асхабадзе: Когда я работал в «Спартаке», конкуренция в чемпионате была в разы выше

— Сейчас объявлено, что после окончания сезона клуб покинет вице-президент Наиль Измайлов. Серьезная потеря?
— Мне неэтично об этом рассуждать. Вы же в публичном пространстве не обсуждаете коллег-журналистов. При мне Наиль занимался исключительно инфраструктурой клуба.

— Что скажете про предстоящий уход спортивного директора Сергея Родионова?
— То же самое. Сергей Родионов руководил спартаковской академией, там он находился на своем месте.

— А с Сергеем Михайловым, которого анонсировали, как будущего вице-президента, вы знакомы?
— Конечно. Он много лет входит в совет директоров «Спартака».

— То, что два крупных руководителя уходят, а главный тренер остается, правильно?
— Мне трудно сказать. Как понимаю, Олегу Кононову предоставили возможность отработать свой контракт до конца. Совет директоров счел правильным дать ему возможность исправить все ошибки.

— Не могу не спросить про ситуацию вокруг капитана команды Дениса Глушакова. Он развелся с женой, они делят имущество, болельщики обвиняют Дениса в том, что он сплавлял Массимо Карреру, и освистывают каждое движение…
— Я не личный психолог Глушакова. Давайте говорить про футбол.

источник: «Советский спорт»Читайте по теме:Роман Асхабадзе: Когда я работал в «Спартаке», конкуренция в чемпионате была в разы выше«Вагит Юсуфович, спасите «Спартак». Пожалуйста!» Открытое письмо Евгения КафельниковаМутная активность и сбитая дыхалка. Как «Спартак» игрой откликнулся на решения Совета директоровСофьян Ханни: Сейчас «Спартаку» важно сохранить пятую строчку

Читайте НАС ВКонтакте

По материалам: www.sovsport.ru

Загрузка...
‡агрузка...
Загрузка...