Пригожин пролил свет на похищение певца Аврама Руссо: «Его постоянно штормило»

«Лицо, летящее на кулак» — такую нелестную характеристику певцу Аврааму Руссо дал Иосиф Пригожин в Пресненском суде Москвы. Туда известный продюсер был вызван 5 апреля для дачи показаний по делу 15-летней давности об избиении и похищении артиста, по которому в качестве одного из обвиняемых проходит племянник опального олигарха Тельмана Исмаилова Заур Марданов. Историю с похищением, да и всю карьеру певца Пригожин назвал «приключениями иностранцев в России».

Пригожина на заседание в качестве свидетеля пригласила сторона обвинения. Напомним, на скамье подсудимых сейчас находятся трое — племянник хозяина Черкизона Тельмана Исмаилова и бывший гендиректор ресторана «Прага» Заур Марданов, водитель Исмаилова Владимир Гусаков и предприниматель Эльяр Дамиров. Им вменяется похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья (статья 126 УК РФ ч.2 пункты а, в).

По логике показания продюсера должны были стать доказательством вины фигурантов скандального дела о похищении и избиении певца Авраама Руссо в 2004 году (фото вокалиста с забинтованным разбитым носом тогда моментально растиражировали все СМИ). Однако то, что он рассказал о своем бывшем подопечном, из которого сам же и «слепил» звезду при финансовой поддержке Исмаилова, породило у всех собравшихся в зале суда серьезные сомнения: если артиста кто-то и бил, то, возможно, было за что…

— В 2000-х годах как складывались отношения между Исмаиловым и Руссо? — начала допрос прокурор.

— Поначалу отношения были хорошими. — Пригожин сразу оговорился, что вспоминать события пятнадцатилетней давности ему и сложно, и неприятно. — Контрактных обязательств каких-либо жёстких не было. Тельман Марданович к бумагам относился очень легко, он их не любил. Это специфика нашего места рождения (оба южане-прим. «МК»). Был письменный контракт. Мы заключили его до событий 2004 года. Потом он был уничтожен либо просто порван. Это был «понятийный» контракт. Мы просто запротоколировали наши отношения на троих. Все было предельно корректно со стороны спонсоров. Исмаилов помогал экономически, чтобы Авраам мог развиваться творчески. По финансовым вопросам положение было исключительным. Руссо с Исмаиловым делили деньги 50/50. Мне вместо желаемых 15% полагалось 20. Я был этому несказанно рад и приятно удивлен.

Как поведал продюсер, с экс-владельцем Черкизона его свел сам Руссо. На тот момент с начинающим певцом пытались работать Лариса Рубальская и Аркадий Укупник. Но им раскрутить артиста, плохо знающего русский язык, не удалось. У Пригожина же дело выгорело. Однако работа с Руссо обернулась для профессионального менеджера, хорошо знакомого с менталитетом представителей богемы, настоящей головной болью. Ведь Пригожину приходилось не только проталкивать треки будущей звезды на телеканалы и радио…

— Руссо постоянно штормило. Например, он получал деньги у спонсора из Турции и позволил себе сказать, что турки негодяи. Как так можно? Я могу охарактеризовать его как непорядочного человека. Он непоследователен в своих суждениях. Склонен к выдумкам, надуманным подозрениям. Не ценит все, что для него было сделано. С ним было тяжело работать. Как говорится, лучше с умным потерять, чем с дураком найти.

Как признался Пригожин, поначалу никто не верил в том, что Авраам Руссо может стать большой звездой. Но после первых успехов певец решил, что может сам себя продвигать. Он стал отказываться от выступлений в ресторане «Прага», который являлся его основным официальным местом работы. Исмаилову это не понравилось:

— Предполагается, что человек, который выделяет средства, может рассчитывать на то, что артист будет уделять ему внимание. Это само собой разумеющееся. Но с приходом популярности Руссо менялся, ему не хотелось подчиняться. Когда артисты становятся популярными, с ними приходится знакомиться заново. Знаете, есть такая истина: «Куда артиста не поцелуй — везде задница».

Переломным же моментом в отношениях продюсера и новоиспеченной звезды стал отъезд Руссо в 2004 году на Кипр с деньгами, вырученными от продажи билетов на его концерты в Олимпийском и Ледовом дворце в Санкт-Петербурге.

— У нас с Тельманом Мардановичем на этой почве начались конфликты, — пояснил Пригожин. — Ему не нравилось, что артист может не послушать менеджера, уехать и не отвечать на звонки. Я принимал активное участие в убеждении Авраама вернуться в Россию. Говорил ему: «Ты на пике карьеры, здесь можешь гораздо больше денег заработать». Он мне в ответ рассказывал, что Исмаилов его унижает, обижает. А потом после этой истории с похищением стал меня же и обвинять. Якобы если б я его не убедил вернуться, ничего бы с ним не случилось. Я для себя понял, что Руссо — это клинический случай в плане невменяемости.

Кроме того, важный свидетель обвинения пояснил, что по словам самого же Руссо, на даче Исмаилова в подмосковной Апрелевке, куда похитители вывезли его после избиения, артист «пил чай». После допроса прокурор предприняла отчаянную попытку выправить ситуацию и заявила ходатайство об оглашении старых показаний Пригожина, которые он давал в ходе следствия. Однако и этот маневр успехом не увенчался — ничего из зачитанного в зале суда на руку эпатажному певцу не сыграло. Тем не менее интрига в деле все еще сохраняется. В ближайших судебных заседаниях свои доказательства начнет представлять сторона защиты.

Читайте НАС ВКонтакте

Источник

Загрузка...
‡агрузка...
Загрузка...