Людоедская новация Минпросвещения: один родной ребенок равен двум детдомовским

Моя френдлента, в которой довольно много мам приемных детей, буквально бурлит от негодования, обсуждая законопроект, рожденный в недрах Министерства просвещения и озвученный главой ведомства Ольгой Васильевой. Не случайно эту законотворческую новацию, в которой до неприличия часто повторяется слово «ужесточить», уже прозвали людоедской по аналогии с «законом Димы Яковлева», принятому 21 декабря 2012 года. Тогда наложили запрет на усыновление американцами российских детей. Новый законопроект касается наших собственных граждан, которые пригревают слишком много сирот. Слишком много, по мнению госпожи Васильевой, это больше трех, считая кровных детей.

Убийственная арифметика: если у вас один родной ребенок, можно взять двоих детдомовских, если у вас двое своих – остается одно место для сироты. Успели нарожать троих – лимит исчерпан.

Помимо количественных ограничений автора законопроекта предлагают ввести ряд других, труднопреодолимых преград. В частности, психологическое тестирование. Существуют ли тесты, которые с высокой достоверностью помогут определить годность претендентов на роль приемных родителей? И сколько баллов придется набрать, чтобы сдать экзамен?

Самый эмоциональный пост написала многодетная мама Света Строганова. У нее на попечении шестеро. Старшая дочь уже выросла и переехала, у нее своя семья, а пятеро, включая «самодельного» Степу, живут с мамой Светой.

На семейной фотографии приемная мама зачеркнула тех, кто, по мнению авторов законопроекта, уже «лишние». Они никогда бы не выбрались из казенного дома, потому что это не голубоглазые пупсы с отменным здоровьем, а никому не нужные дети с букетом заболеваний и проблем.

«Назар – ребенок взят из дома ребенка для детей с нарушениями центральной нервной системе и поражением мозга. Перинатальная энцефалопатия, задержка психического развития, задержка двигательного развития, контакт по гепатиту С, мама – наркоманка, отсутствие полного юридического статуса, предстоящие длительные судебные процессы.

Оля – почти 5 лет, ребенок не ходит, не говорит, диагнозы – ДЦП, гидроцефалия, врожденный порок сердца, умственная отсталость, косоглазие… да в принципе, уже хватит, хотя там еще можно покопаться в карте.

Полина – 14 лет, подросток, дважды возвратная, региональная, мама алкоголик, папа алкоголик и наркоман.

Ведь понятно, что за ними и так очередь не стоит, да?»

…Очередь не стояла и за Аленой, чья внешность вызывала панический ужас: лицо в шрамах, кисти рук ампутированы, половина волос выжжена дотла. Но Таня и Артем Фалины из Нижнего Новгорода взяли Алену в свою семью, где приемных детей намного больше трех. Если бы закон приняли несколько лет назад, у изувеченной девочки не было бы ни одного шанса вырваться из детдома.

Вроде бы законопроект продиктован лучшими намерениями – защитить сирот от насилия приемных родителей. Да, периодически мы с содроганием узнаем о преступлениях против таких детей: издевательствах, изнасилованиях и даже убийствах. Иногда сирот набирают из меркантильных соображений, чтобы обеспечить себе какой-никакой стабильный приработок. Все это существует. Но разве в кровных семьях не бывает случаев насилия? И нет никаких статистических данных, которые убедительно свидетельствуют о том, что приемных детей насилуют и убивают чаще, чем биологических. Худо-бедно, но органы опеки все-таки осуществляют какой-то контроль за переданными в семьи воспитанниками. Но кто знает, какие невидимые миру слезы льют вполне себе родные дети, испытывая на себе родительский гнев, похоть и т.д.?

Никто не спорит, систему надо реформировать. Она далека от совершенства, и проблем там через край. Это сознают все: и приемные родители, и чиновники. Но почему мы всегда выбираем путь ужесточения?

Срок вступления в силу поправок намечен на 1 января 2020 года, но особо исполнительные чиновники уже кинулись выполнять.

Елена Мачинская, психолог фонда «Измени одну жизнь» и приемная мама троих детей, рассказывает: «Три года искала трижды возвратной девочке очень опытную и ресурсную семью. Девочку много смотрели, но никто не взял.

И вот нашли. Очень опытная мама, с опытом работы со сложными подростками. Познакомились. Брали домой. Опека была за. Но… разослали новый приказ «не больше трех в одни руки», и в последний день семье отказали, так как в семье уже есть 3 приемных ребенка. Опека сказала, что если мы разрешим, «нам влетит».

К слову, сама Елена недавно взяла уже третью приемную девочку, чья мама недавно умерла в хосписе от рака. Считая родную дочь, у Елены уже четверо детей. Значит, свой лимит она уже давно исчерпала? Сирота попала бы в детский дом…

Источник

Загрузка...
‡агрузка...
Загрузка...