Увидеть Прованс и онеметь. Как наш журналист во Францию ездил

0 Просмотр

Неуловимо надменное, влекущее своей недоступностью, обещающее и манящее слово «Прованс» для меня было подобно аромату дорогого парфюма, случайно долетевшего из какой-то другой, ненастоящей, сказочной жизни. После двухнедельного путешествия по одной из самых живописных областей Франции прежний образ словно бисер рассыпался на множество ярких, не похожих друг на друга впечатлений, а Прованс обрел реальные черты волнующихся на ветру лавандовых полей, обворожительных деревушек, словно вросших за столетия в возвышающие горные массивы, умопомрачительных по красоте пейзажей, открывающихся на крутых поворотах Вердонского ущелья, бесконечных рядов белоснежных яхт, пришвартованных в бухтах, действительно, лазурного побережья, разрекламированных, но на деле ничем не примечательных набережных Канн и Ниццы.

Новогодний сюрприз от Аэрофлота

Как-то все разом совпало. Подруга с мужем захотела отметить свой день рождения в «теплой» компании за границей, Аэрофлот объявил скидки, а на работе согласовали график отпусков. Авиаперелет Санкт-Петербург – Ницца и обратно за 10 тысяч рублей на человека на май 2015 года мы приобрели еще в октябре. Заранее забронировали отели – неделю в Авиньоне, чтобы окунуться в колорит настоящего Прованса, и неделю в Антибе, дабы не пропустить радости Лазурного берега.

31 декабря в семь часов вечера, когда я лихорадочно рубала салаты для праздничного стола, раздался телефонный звонок и механический голос в трубке произнес, мол, перелет Санкт-Петербург – Ницца отменяется, Аэрофлот приносит свои извинения.

Сказать, что я была возмущена, это – ничего не сказать. Было такое чувство, что Аэрофлот долго думал, как бы изгадить своим клиентам новый год, и наконец-то нашел самый изощренный способ. Понятно, что за несколько часов до боя курантов выяснять отношения с представителями авиакомпании было бессмысленно.

Только 3 января мы наконец-то дозвонились до Аэрофлота и выяснили, что взамен нам предложен, естественно, без всяких доплат перелет Санкт-Петербург – Москва – Ницца. Почему об этом нельзя было предупредить в «новогоднем поздравлении», для меня осталось великой загадкой.

На ярмарочном довольствии

По приблизительным подсчетам, за две недели мы объехали пару десятков деревень и городков Франции. До некоторых из них общественный транспорт не ходил, так что пришлось на несколько дней арендовать автомобиль.

Самым удивительным было то, что нам не удалось обнаружить хотя бы две похожие друг на друга деревеньки, что превратило нашу поездку в череду постоянных открытий и нескончаемых восторгов, словно мы перемещались не в границах одной области, а исколесили несколько стран.

Каждую среду в семь утра в деревне Сен-Реми открывается самая раскрученная в Провансе ярмарка под открытым небом, превращающая уютные узкие улочки в один сплошной шумный, радостный, многоголосый праздник сыра, меда, приправ, домашних колбас, знаменитых прованских дынь, аппетитной клубники, красного болгарского перца гигантских размеров и прочих яств. Так как здесь охотно дают пробовать все, что лежит на прилавках, то минут через 40 прогулки по рынку понимаешь, что обед придется пропустить. Конечно, цены не рассчитаны на средние карельские зарплаты.

Например, килограмм черешни или клубники стоит 5-6 евро, сыры варьируются в пределах 18-40 евро за килограмм, а парочку аккуратненьких, словно игрушечных дынек можно приобрести за 5-6 евро.

Чтобы не расстраиваться, во Франции лучше вообще забыть о курсовой разнице валют, что мы и практиковали.

Когда следующим утром в другой деревне Иль-Сюр-ля-Сорг мы обнаружили еще одну ярмарку, то по привычке решили подкрепиться. Угостив меня сыром и широко улыбнувшись, продавец не замедлил напомнить, что накануне я уже с удовольствием и совершенно бесплатно поглощала его кисломолочную продукцию. Дружно рассмеявшись, мы поняли, что успели примелькаться среди торговцев, перемещающихся из одной деревни в другую.

Леонардо да Винчи в музыкальном преломлении

В 10 километрах от Сен-Реми находится красивая горная деревня Ле-Бо-де-Прованс, с посещением которой связано одно из мощнейших впечатлений от поездки по Франции. Примерно в 15 минутах неспешной пешей прогулки от Ле-Бо расположен так называемый,Карьер де Люмьер, где проводятся светомузыкальные шоу, посвященные художникам или целым направлениям. На месте бывшей каменоломни, которая напоминает гигантскую пещеру сложной конструкции, каждый год демонстрируется новое шоу.

Под тщательно подобранную музыку, воссоздающую настроение определенной эпохи, на высоченных стенах каменоломни возникают и пропадают картины и отдельные детали произведений великих мастеров прошлого.

Впечатление от всего этого великолепия – оглушающее, ты словно уносишься в буйный мир пронзительных по своей смелости фантазий, забывая обо всем на свете. Разве что довольно низкая температура, которая держится в каменоломне и зимой, и летом, не дает полностью отрешиться от реальности. В этом году фантасмагорическое представление посвящено Леонардо да Винчи, Микеланджело и Рафаэлю. Карьер де Люмьер летом открыт с 9.30 утра до 19 вечера и, приобретя билет за 10,5 евро, там можно находиться хоть целый день, выходя греться во внутренний дворик с небольшим ресторанчиком.

Царство охры

Если вам нравится мир, окрашенный в ярко-оранжевые оттенки, то вам в Руссийон. Здесь находится одно из богатейших месторождений охры в Европе. Старый карьер, который, говорят, не выдержал конкуренции с химическими красителями, превращен в природный парк с туристическими тропами и оборудованными местами для отдыха.

Представьте себе: на фоне ослепительно синего неба — неимоверной красоты горы, вобравшие в себя оттенки оранжевого, красного, фиолетового и бордового цветов, обрамленные величественными соснами. А между ними россыпи ослепительно оранжевого песка, словно случайно брошенного щедрой рукой безумного художника. Главная трудность – оторвать взгляд от открывающихся пейзажей, которые подобно космической воронке затягивают ваше внимание к пламенно-оранжевой планете.

В Руссийоне мы испытали все прелести Мистраля – стремительно налетающего холодного ветра, для которого не существует сезона отпусков. Оранжевые песчинки проникли повсюду – в одежду, волосы, сумки, видеокамеру, которая еще несколько дней верно хранила память о царстве охры.

Деревня Руссийон тоже оказалась красновато-оранжевой. Оно и понятно, строили из того, что было под рукой. В память врезалась центральная деревенская церковь с необычной, светлой, домашней атмосферой внутри, вырвавшей из глубин памяти детские воспоминания о старом бабушкином доме, где пахло деревом и каждый предмет был пронизан солнцем и каким-то неземным покоем.

Лучше гор могут быть только горы

Если посетить каланки (средиземноморские фьорды, узкие скалистые бухты с отвесными стенами) было мечтой моей подруги, то увидеть Вердонское ущелье превратилось в мою навязчивую идею. Мы решили ни в чем себе не отказывать.

Милый курортный городок Кассис, уютно расположившийся на берегу Средиземного моря, привлекает туристов именно из-за каланок. Маршрут начинается прямо от центральной набережной, и через полчаса вы оказываетесь у небольшого узкого заливчика, запруженного по периметру красивыми яхтами и обрамленного скалами причудливой формы, над которыми, видимо, долго и методично трудились силы природы. Фотографии получаются настолько эффектными, что обычная реакция с родины – добрый совет не возвращаться.

И все же с Вердонским ущельем ничто не сравнится. Наши попытки заказать из Антиба экскурсию в жемчужину французских Альп завершились мучительными финансовыми подсчетами. Туристическая компания запросила за машину с водителем порядка 580 евро за 8 часов экскурсии. Мы прикинули, что на семью выйдет по 290 евро, и смирились с необходимость вновь арендовать автомобиль.

Вместе с бензином и платными дорогами поездка обошлась примерно в 110 евро, но водителю она, наверное, стоила нескольких седых волос. 

Едва въезжаешь на территорию Вердонского заповедника, так сразу же возникает непреодолимое желание запечатлеть все это великолепие на тысячи фотографий. Потом понимаешь, что с каждым преодоленным километром виды становятся все более захватывающими, а возможности фотоаппарата тают на глазах прямо пропорционально нарастающему в душе восторгу. В конце каньона пронзительно лазурная река Вердон втекает вместе с туристами на катамаранах во внушительных размеров озеро, обрамленное аккуратными полями трудолюбивых фермеров. Здесь, кажется, можно остаться навсегда, без сожаления расставшись с любовью к путешествиям.

Фаянсовая столица Франции — деревня Мустье-Сан-Мари, втиснувшаяся между скал Вердонского ущелья, подобна завершенному произведению искусства, над которым человек трудился в полной гармонии с природой. Архитектура целиком подчинена причудливому горному ландшафту, словно единственной ее целью было подчеркнуть уникальность здешних мест. Горный водопад, умело превращенный в украшение деревни – весело журчащий водный каскад, мостики, переброшенные между расщелинами и почти сливающие с горами, дома, словно обнимающие каменные выступы – Мустье завораживала вплетенной в ландшафт органичностью, доведенной до совершенства.

Подняв случайно головы, мы увидели застывшую прямо над деревней желтую пятиконечную звезду. Только повнимательней вглядевшись, мы обнаружили тонкую нить, протянутую между двух вершин, на которой крепилось «небесное светило». То, что мы приняли за «нить», на деле оказалось 400-килограммовой цепью.

По легенде, попавший во время крестового похода в плен герцог де Блака дал обет поставить памятник Деве Марии, если он вернется домой живым. Обещание он выполнил и повелел в честь Святой Девы повесить над Мустье шестнадцатиконечную звезду – эмблему его дома. Звезда неоднократно падала, и сейчас можно полюбоваться только пятиконечной копией, созданной в девятнадцатом веке.

Старость ее дома не застанет

Атмосфера Лазурного Берега с дорогими ресторанами, ленивыми телами на узеньких полосках тесных пляжей, традиционным ассортиментом курортных развлечений и разлитой в воздухе жаждой к неограниченному безделью заставила и нас на время «отойти от дел». В конце мая море уже хорошо прогрелось, и мы с удовольствием присоединились к пока еще не очень загорелым телам.

Неизгладимое впечатление произвели пожилые француженки, явно перешагнувшие 70-летний рубеж. Компании загорающих топлесс бабушек, о чем-то щебечущих, затягиваясь сигаретками в элегантных мундштуках, во второй половине дня перемещались в дорогие бутики. Когда длинноногая старушенция в белых сапожках, натянув белые ажурные шортики, начала крутиться около зеркала, «челюсть отпала» даже у молоденькой продавщицы. Причем удивительно ухоженно и нарядно выглядят именно француженки «со стажем», остальные представительницы страны любви и моды неотличимы от разношерстной толпы отдыхающих.

О вине, круассанах, устрицах и лаванде

Рассказывать о Провансе можно бесконечно. Раскрученные на весь мир Канны и Ницца нам показались довольно стандартными курортными городами, которые посетить стоит разве что ради галочки. Не впечатлило и княжество Монако, где мы успели до официального открытия попасть на экскурсию за 10 евро в самое знаменитое казино – Монте Карло.

До 12 часов здесь можно вдоволь фотографировать, не опасаясь вторгнуться в чью-то личную жизнь. Правда, для мужчин, увлеченных автомобилями, поездка в Монако может доставить ни с чем не сравнимый восторг. На улицах – сплошь роскошные автомобили редких марок, среди которых «Порше» выглядит как обычная дешевка.

Величественный папский дворец в Авиньоне, очаровательный город фонтанов Экс-ан-Прованс, неожиданно возникающий словно мираж в пустыне волшебный Горд, ставший за неделю родным и близким старинный Антиб, игрушечная горная деревенька Эз с разбитым на вершине экзотическим садом – каждый день Франция словно готовила нам сюрприз, в конце дня оборачивающийся незабываемым подарком.

В Провансе я влюбилась в местное розовое вино Cotes de Provence, которое прочно вошло в ежедневное вечернее меню.

В Петрозаводске, где выбор розовых вин, мягко говоря, небогатый, я натолкнулась на знакомую этикетку, где вместо привычного Cotes de Provence значилось Cotes de Provаnce. Рука не поднялась приобрести подделку.

Франция, которая у россиян ассоциируется с круассанами, действительно, сражает выпечкой. По будням с раннего утра многочисленные кондитерские выставляют на витрины аппетитное объеденье со свежей клубникой, малиной и голубикой, заставляя нервно метаться от одного соблазна к другому. Если круассаны в обычной кондитерской идут за евро, то ягодные пирожные дешевле 2,5 евро вы вряд ли найдете.

Полакомились мы и знаменитыми французскими устрицами, которые подают свежими прямо в ракушках.

«Сок моря», как называют устрицы, под белое вино превращается в последнюю необходимую нотку мимолетного французского счастья. Скромный ужин с дарами моря и бутылочкой недорогого вина на четверых обойдется примерно в 80-100 евро.

Прованс пронизан запахом лаванды. Она повсюду – в мыле, шампунях, духах и даже в сыре необычного светло-синего цвета, что, правда, на вкус совсем не так приятно. Сложно отыскать сувенирную лавку, где вам бы не предложили пробрести на память мешочек засушенной «гордости Прованса».

Нам не удалось увидеть цветущие лавандовые поля, за которыми «охотятся» с середины июня. Но даже без цветов от лавандовых полей, напоминающих волнующееся зеленое море, трепещущее под порывами ветра, было сложно отвести взор. Франция оказалась живой, волнующей, удивительно красивой и необыкновенно аппетитной страной, где удовольствие и наслаждение, кажется, пропитало каждую клеточку неповторимого и такого разного Прованса.

Источник

Рубрика: Культура

Похожие статьи

Загрузка...
Загрузка...