Причины провала

0 Просмотр

Причины поражения «Общероссийской демократической коалиции» в российских регионах.

Крайне неудачное выступление партии «РПР-Парнас» на региональных выборах-2015 оказывается в центре внимания отечественных политологов, политконсультантов и экспертов-регионалистов. Широко проанонсированная «Общероссийская демократическая коалиция» фактически не состоялась. Объявленные «инновационными» агитационные и избирательные технологии оказались «сетевым самопиаром». Работа «в поле» реального результата не дала.

Конечно, всё можно объяснить шулерскими методами ведения кампании, которые применялись парламентскими партиями. Однако даже в этом случае без ответов остаются многие вопросы. Почему «Парнас» умудрился совершить критическую массу электоральных ошибок? Каким образом достаточные для, казалось бы, успешного выступления организационные и финансовые ресурсы были потрачены столь неэффективно? За кого голосовали сторонники либерально-демократических ценностей или хотя бы те, кто на президентских выборах-2012 поддержал Михаила Прохорова? Каковы причины регионального измерения отчётливо проявившегося противостояния между «Парнасом» и «Яблоком»?

Конечно, «парнасовский» провал интересует карельскую аудиторию в сугубо прикладном аспекте. С учётом сложившейся в регионе и в столичном Петрозаводске политической ситуации станет ли «Парнас» участвовать в республиканских выборах-2016? Если да, то стоит ли ожидать, что статусные либералы из Москвы будут командированы в Карелию?

По словам одного из лидеров Демкоалиции Алексея Навального, причина, по которой объединённые демократы пошли на выборы, заключалась в необходимости «дать политическое представительство тому огромному количеству граждан, которые разделяют наши убеждения, которые верят, что Россия может развиваться как нормальное европейское государство». Конечно, можно как угодно и в каких угодно превосходных эпитетах характеризовать свою аудиторию, показывать карточки с процентами граждан страны, которые «думают так же, как лидеры оппозиции» (например, «91% россиян считают коррупцию одной из самых актуальных проблем»), тем не менее всё это ещё не означает, что исповедующие сходные ценности граждане будут готовы голосовать за предлагаемого кандидата. Как и того, что цифры массовых федеральных опросов могут характеризовать электоральные привычки конкретного региона.

В свете очевидной кадровой проблемы либералов в регионах сейчас, в поствыборный период, совсем иначе смотрится ставка на праймериз. Дело не только в том, что коалиция хотела себя показать самой демократической – в конце концов, положение об обязательном проведении праймериз записано в устав главных оппонентов либералов на выборах, «Единой России». В случае с правящей в России партией процедура предварительного внутрипартийного голосования скорее является механизмом отсева непопулярных кандидатов, в то время как для «Парнаса» праймериз оказались практически единственным средством агрегации местных кадров.

Демократическая по форме процедура предварительных выборов обернулась фальшивой по содержанию. В Калуге и Костроме скандальные и практически провалившиеся праймериз лишь служили средством для легитимации представителей московского десанта. В Магадане «Парнас» вообще отказался от проведения предварительного голосования, выставив Георгия Албурова во главе списка. Лишь только в Новосибирской области – единственном из четырех регионов, где «Парнас» собирался участвовать в выборах – «Демократическая коалиция» провела предварительное голосование более или менее в соответствии с принятыми на себя обязательствами.

Краткие сроки деятельной «полёвки», низкий уровень узнаваемости партийного бренда, отсутствие в регионе готовой партийной сети, как и тот факт, что агитационный период пришёлся на время отпусков и дачных каникул – это требовало крайне агрессивной и весьма интенсивной кампании. Вся тяжесть полевой работы должна была лечь на плечи активных волонтеров, которых методами селигеровского тимбилдинга превращали в единую, перманентно излучающую необоснованный оптимизм массу. Они должны были собирать подписи, раздавать агитационные материалы, дежурить у агитационных «кубов», работать в колл-центре, заниматься организацией встреч с кандидатом и т.д. В идеале волонтеры набирались на месте – ради фана, за идею либо за деньги. Однако в реальности волонтеров приходилось импортировались из Москвы или других регионов. Да и откуда им было взяться, если отделения «Парнаса» в конкретных регионах выборов практически не функционировали как полноценные партийные машины.

Содержательным ядром агитационной кампании должна была стать борьба с коррупцией – общефедеральная тема, на которой, если можно так сказать, имя себе заработал Навальный. В зависимости от конкретного региона, в месседж партии добавлялись новые элементы. В Костромской области, в частности, партийная кампания должна была включать тему неудовлетворительного состояния дорог. Поскольку с реальным положением дел в каждом из регионов федеральный штаб «Парнаса» едва ли был знаком, руководители избирательных штабов анонсировали проведение соответствующих социологических исследований.

Политнаблюдатели отмечали, что на встречах с избирателями ставший первым номером партийного списка Илья Яшин говорил о плохом качестве автомобильных дорог и негодных услугах предприятий жилищно-коммунальной сферы. Темы эти в регионе традиционно считаются «зарезервированными» за «Справедливой Россией» и КПРФ. На местах не скрывали своего разочарования подобной риторикой кампании «Парнаса». От  Яшина ожидали медийно громких разоблачений регионального и местного начальства, в духе филиппик Навального против бывшего главы РЖД Владимира Якунина. Но «Парнас» вместо этого принялся «паразитировать» на электоральных темах местной оппозиции.

В заключение стоит отметить ещё один момент, выделяемый политическими обозревателями. «Парнасовская» заявка на выборы-2015, наряду с другими причинами, может быть объяснена личными интересами федеральных партийных лидеров, которые теоретически могут претендовать в следующем году на места в Государственной думе по одномандатным округам, прежде всего, в Москве. Им было нужно продемонстрировать потенциальной группе поддержки, главным образом финансовой, свою «серьёзность», а также отработать взаимодействие с активистами, потому и стоило завозить их из столицы, а не работать с местными на выборах. Кроме того, участие на, как теперь стало понятно, заранее обреченных выборах важно и для демонстрации решимости в борьбе с действующей властью. Ведь последний ресурс «бескомпромиссности» можно с относительным успехом использовать и дальше, вот только с намерением последовательно – через демократические процедуры – отвоёвывать власть это не имеет ничего общего.

Олег Реут

 

Источник

Рубрика: Политика

Похожие статьи

Загрузка...
Загрузка...