Кадриль для четырех братьев

0 Просмотр

Необычная ситуация сложилась в Национальном ансамбле песни и танца Карелии «Кантеле». Скоро он будет отмечать юбилей, но за всю восьмидесятилетнюю историю коллектива такого еще не было: с 2008 года большую часть мужской балетной труппы представляют родные братья: Александр, Яков, Семен и Павел. И фамилия у них подходящая – Дудаль. Слышится в ней и удаль, и дуда…
Каково это — нести семейную ответственность за каждый концерт, что значат для них танец, ансамбль, семья и как все это сплетается в их судьбах – наш разговор.

Фигура первая. Знакомство
Репетиция окончилась, но наша беседа, как в танце, кружится то с одним партнером, то с другим: с Александром и его женой Татьяной, тоже артисткой ансамбля, с Яковом и его женой Марией – педагогом школы искусств, Семёном и Павлом – младшими братьями. Старшие – Александр и Яков похожи так, что и на репетиции надевают футболки со своими именами.
– А друг друга не подменяете?

— Нет смысла. Танец все равно покажет, кто есть кто. Саша, например, старший…

— ?

— На десять минут. Но их хватает, чтобы он был командиром, – утверждает Яков.
– Вы давно занимаетесь танцами?
– Еще в детском саду воспитатели заметили, что мы очень активные и посоветовали родителям отвести нас в танцевальный кружок, что мама и сделала с удовольствием, – продолжает Александр.  
– А вам нравилось танцевать?
– Вообще-то я хотел играть в футбол, но Яша выбрал танцы…
– Понятно, кто из вас командир…

Братский танец

В Череповце, где родились Дудали, до сих пор есть замечательный танцевальный ансамбль «Северные зори», а при нем детская студия. Вот туда и стали ходить близнецы. Потом мама привела следующего сына – Семёна, и наконец младшего Павла. Все мальчики начинали в студии и в числе немногих дошли до основного состава ансамбля.

 » Северные зори» хоть и любительский коллектив, но нас с Яшей, еще школьников, оформили на работу, чтобы мы могли получать зарплату,

– говорит Александр.

– Семья-то у нас большая, есть еще старший брат, правда, он к танцам никакого отношения не имеет. Руководитель коллектива Валерий Ассовский всячески старался нам помочь. Занятия были платными, но родители с его разрешения вносили деньги только за младшего. В подростковом возрасте многие ребята уходили из студии, но нас руководитель убедил ни в коем случае не бросать танцы.
– А как же футбол?
– С ним было покончено на корню. Все место заняли танцы народов мира, – улыбается Александр. – Весь спорт ограничился одной хореографической зарисовкой «Бокс». К окончанию школы мы с Яшей уже не могли представить себе жизнь без танцев, поэтому решили попытаться попасть в профессиональный коллектив. В Череповце это оказалось сложно, но слухами земля полнится.

Однажды нам позвонили из Петрозаводска и пригласили в «Кантеле»: – Работа есть, общежитие… Дали две недели на раздумья…

Так Александр и Яков оказались в Петрозаводске, работают в ансамбле, получили профессиональное образование и, кстати, до сих пор живут в том же общежитии.
Семён в 7 лет пришел в студию, а в старшую группу перескочил вместе с братьями. И Паша шел той же проторенной братьями дорожкой. Только когда старшие уехали в Петрозаводск, младшие поступили на хореографическое отделение в Череповецкое областное училище искусств и художественных ремесел им. В.В. Верещагина.
– Практику проходили в «Кантеле», – рассказывает Семён. – А после нас пригласили сюда. Конечно, согласились.


– У национального ансамбля есть своя особенность – карельские, финские, вепсские танцы. Они ведь отличаются от тех, которые вы с детства исполняли?
– Конечно, они более сдержанные, без широких жестов, но не менее эмоциональные и очень красивые. Чего стоит одна только «Кестеньгская кадриль». Она — во всех программах: и на восемь, и на четыре и на две пары. Очень красивая, и мелодия удивительная, спокойная, напевная.

Беседа продолжает крутиться по канонам кадрили, но самый младший из братьев Павел все отмалчивается.
– Паша, вы народными танцами стали заниматься, потому что на старших братьев смотрели? Не было желания сойти с этого корабля?
– Нет. Привык. Мне нравится.
– Знаете, наши руководители в детском ансамбле говорили, что если мы с Яшей добиваемся результатов упорством, трудолюбием, то Паша – талантом, – ставит точку Александр.
– А Семён чем берет?
– Тем и другим.

Фигура вторая. Мужская


Братья уже буквально сроднились с «Кантеле», заняты во всех программах ансамбля.
– Мы в армию отсюда уходили и снова вернулись, — говорит Александр.
– Как в армию? Разве администрация не встала грудью: «Не пустим!»?
– Артисты от службы в армии не освобождаются, правда, часто их берут в армейские ансамбли, но мы служили в Петрозаводске, только Паша – в Ленинградской области.
– Неужели такие таланты и под ружье?
– Перед Новым годом замполит дал приказ подготовить праздничный вечер. Мы с Яшей придумали сценарий, конкурсы, чтобы было веселей, по-домашнему, а так служба как служба.

Строгой дисциплиной нас не испугать. У нас вся жизнь с детства расписана. Вот и с 10 утра до 3 дня – работа на полную катушку — репетиции.

Потом свободное время — для учебы и дополнительной работы, вечером иногда – концерт… И на следующий день снова по кругу. И сил надо много, вот когда Саше вечером предстоит танцевать «Польку через ножку», он старается не давать себе поблажку, иначе не станцуешь так легко и весело, как он привык это делать.

Что и говорить, зарплаты у артистов… очень небольшие, приходится искать дополнительный заработок, и не всегда он по профессии.

Но куда деться, если  семьи надо кормить.

Фигура третья. Женская
– Самая главная в нашей большой семье – мама – Марина Владимировна Дудаль. Они с отцом Анатолием Михайловичем по-прежнему живут в Череповце, но на праздники приезжают сюда, – рассказывает Маша, жена Якова. – Она очень душевный человек. Думаю, что любовь к танцу у детей от нее. Как-то призналась, что хотела бы танцевать, но ни в детстве, ни в молодости такой возможности не было, потому так внимательно относится к занятиям сыновей.

– Когда родители у нас, мы все дни вместе, не разлей вода, – подтверждает Татьяна.
Что же, всем известно: мужчина в доме – голова, а вертит ею шея, то есть женщина. Таня явный лидер. У нее своя история взаимоотношений с танцем. А ведь, как она признается, могла и вовсе не попасть на хореографическое отделение Школы искусств. Педагоги взяли ее на одну четверть: «Посмотрим, будет ли толк», а после спорили, на каком отделении девочке заниматься: музыкальном или хореографическом? Пришлось учиться сразу на двух.

 Я очень эмоциональная, наверное, это и нравилось педагогам

 – поясняет  Татьяна.
Вообще-то кредо Татьяны – учиться! После окончания школы искусств ей и еще двум девочкам предложили работу в ансамбле «Кантеле», но она поступила в колледж культуры. – В школе дали хорошую танцевальную базу, колледж дополнил знаниями по педагогике, – говорит она. – Жаль в Петрозаводске нельзя получить высшего образования по нашей профессии, а ехать куда-то дорого… Поступила на бюджетное место в педагогический институт, на педфак.

– Образование очень помогает в работе. Я помимо «Кантеле» еще педагог фольклорного ансамбля, занимаюсь со спортсменами по гимнастике, «развожу» танцы во взрослых певческих коллективах, веду ритмику у малышей в детском саду…
С легкой руки Татьяны Маша поступила на тот же факультет, который окончила сама, а высшее образование уже в следующем году получат Яша и Саша. Знания – сила, и спорить с этим бессмысленно.

Фигура четвертая. В ногу со временем
– Каждый телеканал обзавелся своим танцевальным шоу: на «России 1» – «Танцы со звездами», на «Культуре» – «Большой балет», на «Первом» – «Танцуй» где победителем стал Александр Могилев, выпускник Карельского колледжа культуры, а теперь он балетмейстер проекта «Танцы» на «ТНТ» … Почему же интерес к танцам сейчас на взлете? – адресую вопрос самому молодому из братьев.
– Я  телевизор не смотрю, – отвечает Павел, верный своей стилистике.
– Интерес к танцам у людей  был всегда, особенно на бытовом уровне, – подхватывает тему Саша. – Та же кадриль – танец для знакомства.
– Но в ночных клубах ее не танцуют…
– Да, но от этого она не стала хуже. Она так же волнует сердца зрителей на концертах. Многие народные танцы популярны во всем мире,  но у каждого народа приобретают свои особенные черты.  Например, русская кадриль совершенно не похожа на  французский танец, хотя истоки ее там. Она стала своей – родной зажигательной пляской. Что-то приходит, что-то уходит, а народное остается навсегд, становится основой новых стилей. В этом направлении мы тоже работаем. А Татьяна уточняет:

 

 Например, программа «K@ntele-style». В ее основе современная стилизация народных танцев:  модерн, джаз, словом, направления, которые не связаны с традиционной народной хореографией.   Летку-еньку стилизовали так, что получился джазовый танец с поддержками… Лексика другая, но основные движения летки-еньки остались, они идут через весь номер. И музыка осталась.

– Вам нравятся такие эксперименты?
– Мне – да.
– В колледже будущим танцорам дают одну базу: классика, народный танец, модерн, но большинство идет в эстраду… Почему? Там интереснее?

Когда перед выпускником училища стоит вопрос, куда пойти, он думает в первую очередь, как заработать. В эстрадном танце больше возможностей: можно пробиваться в Москву, Питер, проходить кастинги в мюзиклы, в «подтанцовки» российских звезд. Перед глазами успешные примеры того же Саши Могилева, Альберта Верхоляка. Эстрадные танцы интересны и так же сложны, как и народные, но перспектив больше. А в народные коллективы сложно попасть и работать там не прибыльно.

– Так кто же идет туда?
– Патриоты народного танца с детства, – убежден Александр Дудаль. – Как в 6 лет попал на сцену, почувствовал народный характер, народную душу – и все – расстаться невозможно. А если кто еще ребенком увидел, как танцует ансамбль Игоря Моисеева, тот покорен на всю жизнь.
– А тот, кто увидел в детстве ансамбль » Кантеле»?
– Тот полюбит северный строгий, сдержанный и одновременно экспрессивный, традиционный народный танец!

Фото из семейного архива Дудалей и  ансамбля «Кантеле»

Источник

Рубрика: Культура

Похожие статьи

Загрузка...
Загрузка...