Импортозамещение здоровья. К чему приведет замена импортных лекарств отечественными

0 Просмотр

На днях вступило в силу постановление российского правительства, ограничивающее закупку импортных лекарственных препаратов, которые имеют дженерики российского производства (дженерик — это обычно более дешевая копия оригинального препарата). Данный документ большинство россиян практически не заметило, хотя во врачебной среде постановление вызвало волнение и неоднозначную реакцию. 

Не запретят, а ограничат? 

Согласно официальной версии Министерства промышленности и торговли РФ, ограничения вводятся исключительно по тем импортным лекарственным препаратам, аналоги которых производятся двумя и более производителями Евразийского экономического союза, прошли клинические исследования в России и одобрены Минздравом РФ. Всего – 282 наименования, среди которых препараты для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, заболеваний желудочно-кишечного тракта, инфузионные растворы, препараты для вспомогательной терапии и другие. В меньшей степени ограничения должны затронуть новые препараты для лечения онкологии, аутоиммунных, неврологических, орфанных заболеваний и ВИЧ.

Сначала попытаемся разобраться — что же меняется для пациентов, то есть для всех нас? 

— В постановлении правительства говорится об ограничениях и условиях допуска лекарственных препаратов иностранного производства при осуществлении закупок для государственных и муниципальных нужд, — объяснила заместитель руководителя отдела организации лекарственного обеспечения Министерства здравоохранения и социального развития РК Ирина Ховченина.

По ее словам, речь идет о приобретении лекарственных препаратов для больниц, поликлиник, других медицинских и социальных учреждений, а также для льготных категорий граждан. Если существуют российские аналоги лекарств иностранного производства, то предпочтение при проведении государственных и муниципальных закупок теперь будет отдаваться лекарственным препаратам отечественного производства или производства стран, входящих в Евразийский экономический союз (Республики Армения, Беларусь, Казахстан и Кыргызская Республика).

В аптеках будет представлен весь ассортимент лекарственных препаратов любого производства. Эти ограничения никак не коснутся торговой сети. Нельзя говорить об ограничении ввоза импортных препаратов. Это в корне неправильно. В правительственном постановлении говорится лишь об ограничении закупок импортных препаратов при обеспечении государственных и муниципальных нужд,

— отметила она.

По ее словам, дженерики по эффективности лечения не должны уступать оригинальным препаратам.  

Копии против оригинала 

Строго говоря, в этом-то вся проблема. По большому счету, больным все равно, препаратом чьего производства их пытаются поставить на ноги. Главное, чтобы лекарство помогало, было эффективным и имело как можно меньше побочных действий.  
 
Насколько российские аналоги соответствуют по своей эффективности оригинальным препаратам, которые выпускают зарубежные компании? Именно об этом спорят специалисты, обсуждая последние правительственные решения, фактически заставляющие российскую медицину отказаться от зарубежных оригинальных медикаментов и перейти на их российские копии. 

Аркадий Кузнецов, врач из Санкт-Петербурга, с которым порталу «Петрозаводск говорит» удалось пообщаться, считает, что дженерики объективно уступают оригинальным препаратам.

Необходимо понимать, что фармацевтические компании, создающие новый препарат, тратят на его производство миллионы долларов. После того как действие патента заканчивается, любая фармацевтическая компания получает право выпускать данный препарат, но под другим названием.

Дженерики, как правило, дешевле оригиналов, так как компаниям, производящим копии, не нужно тратить деньги на исследования, клинические испытания и «раскрутку» нового продукта. Но аналоги очень часто уступают оригинальным препаратам по качеству. Это тоже легко объяснимо.

Дело в том, что дженерики далеко не всегда полностью идентичны оригиналу. Повлиять на эффективность лекарства может множество факторов. Например, качество субстанции, которую порой приобретают у сомнительных поставщиков из Китая, Вьетнама или Индии, скорость и степень всасывания вещества. Кстати, проконтролировать заводы, производящие дженерики, намного сложнее, так как число предприятий, выпускающих аналоги, в разы превышает количество инновационных фармацевтических компаний.

С моей точки зрения, ограничение закупок зарубежных оригинальных препаратов — это крайне неприятный шаг, это жуть и мрак. И так думаю не только я, так считает большинство моих коллег, с которыми я обсуждал эту проблему,

— сказал Кузнецов.

Терапевт петрозаводской поликлиники Анна Игнатьева в своих суждениях не столь однозначна.

— У меня двоякое отношения к дженерикам. Очень много препаратов российского производства действительно качественные. Я очень хорошо отношусь к отечественной фармацевтической промышленности, но порой сталкиваешься с тем, что на одинаковых дозах аналоговых и оригинальных препаратов достигается разный эффект. Аналоговые препараты не всегда дают тот эффект, который ожидаешь, который должен быть. Оригинальные препараты, как правило, более эффективны, но и дороже. Необходимо индивидуально подходить к каждому пациенту, учитывать стадию заболевания, возраст, возможность побочных эффектов, которых у оригинальных препаратов обычно меньше. Я думаю, что российские препараты все же будут вытеснять зарубежные, — сказала Анна Игнатьева.    

Заместитель главного врача Республиканского онкологического диспансера Ольга Лазаревич не видит в изменениях правил закупки лекарственных препаратов ничего страшного.

— На протяжении нескольких лет производители импортных лекарственных препаратов открывали собственные предприятия на территории России, куда ввозится и фасуется лекарственное вещество. В конечном итоге за счет этой упаковки препарат получается как будто бы российского производства и совершенно спокойно препараты, к которым пациенты привыкли, остаются доступными. Гораздо сложнее ситуация по медицинской технике, ограничения на поставку которой из-за рубежа действуют уже полгода. Сейчас правила еще более ужесточились, — сказала Лазаревич.

— Но фактически если ничего не меняется, зачем вводятся дополнительные запреты?

— Этот вопрос не ко мне, — рассмеялась Ольга Лазаревич. — Я только могу сказать, что никакой трагедии не произойдет.

Правда, здесь следует напомнить, что, судя по официальным комментариям министра промышленности и торговли России Дениса Мантурова, российские производители, занимающиеся исключительно фасовкой лекарственных препаратов, будут допускаться к торгам только до 31 декабря 2016 года.

Другими словами, если они не освоят производство препаратов на территории России, то проблемы очень скоро могут возникнуть и у них.  

В суд за лекарствами 

Пока специалисты спорят о плюсах и минусах дженериков, для нескольких карельских семей, имеющих детей-инвалидов, страдающих эпилепсией, такой дилеммы не существует.

Семь карельских семей долгое время отчаянно сражались с карельскими чиновниками за право лечить детей оригинальным препаратом кеппра, а не более дешевым дженериком левитирацетамом, после приема которого у маленьких пациентов заканчивалась ремиссия и болезнь вновь брала вверх. По словам родителей, левитирацетам вызывал у детей головокружение, тошноту и рвоту, а у одного ребенка, страдающего заболеванием почек, привел даже к образованию камней.

 

Эта история получила громкую публичную огласку. Для того чтобы получить оригинальный препарат, семьи были вынуждены обращаться в суд. 

В защиту детей пришлось вступиться общественной организации «Согласие» и карельскому отделению ОНФ. Только после «массированной» атаки с привлечением общественности и журналистов дети стали получать оригинальный препарат, а не его более дешевую копию. 

 Чиновники карельского Минздрава на заседании круглого стола в ОНФ 

Нам удалось связаться с Натальей Дмитриевой, которая рассказала, что ее ребенок обеспечен препаратом кеппра до середины января. 
 

У нас есть на руках судебное решение. Я очень надеюсь, что постановление нас не затронет и мы по-прежнему будем получать оригинал, а не дженерик,

— сказала Дмитриева.

Ирина Ховченина подтвердила, что изменения правил закупок не коснется карельских семей, которые по решению суда получают для детей-инвалидов препарат кеппра.

Постановление правительства не касается лекарственных препаратов, которые закупаются по решению врачебных комиссий по конкретному торговому наименованию. Врачебные комиссии назначают определенный препарат, который требуется пациенту по жизненным показаниями или по причине непереносимости этого же препарата, существующего под другим торговым наименованием,

— объяснил специалист министерства.

Это одна из немногих позитивных новостей, оставляющих надежду тем, кому дженерики, как говорится, не показаны. Главное — разобраться, чем тебя лечат и существуют ли иные, более надежные и эффективные, препараты. Больше чем уверена, что с переходом российской медицины на импортозамещение нас фактически отрежут от качественных препаратов. Ведь  из российских клиник многие оригинальные препараты исчезнут со дня на день.    

Россияне уже испытали, что такое продуктовое импортозамещение и как оно сказывается на наших желудках и кошельках. Но если без вкусных сыров, дешевых яблок и резко подорожавших европейских вин пережить все же можно, то без качественных лекарственных препаратов многие просто не дотянут до того времени, когда асимметричные ответы изолированной от всего мира страны станут достоянием истории. Готовы ли мы платить за весьма сомнительное развитие отечественной фармацевтики человеческими жизнями? Этот вопрос остается открытым.

Источник

Рубрика: Общество

Похожие статьи

Загрузка...
Загрузка...