Гивий Карапетов: «Нельзя было брать деньги»

0 Просмотр

На суде бывший первый заместитель министра труда и занятости Карелии признался, что «смалодушничал»

28 апреля в Петрозаводском городском суде под председательством Оксаны Егоровой продолжилось рассмотрение скандального уголовного дела теперь уже бывшего первого замминистра труда и занятости республики, 63-летнего Гивия Карапетова. Напомним, что 25 сентября прошлого года он был задержан сотрудниками карельской полиции и республиканского УФСБ по подозрению в крупной взятке, а с 9 октября находится под стражей.

Взятка или превышение должностных полномочий?

По версии следствия, которое ведет Следственное управление СК России по Карелии, Гивий Карапетов получил взятку в сумме 300 тысяч рублей от представителя частной фирмы, за оказание содействия в расселении и проживании нанятых этой фирмой иностранцев в подведомственном министерству труда общежитии.

Кроме того, по данным карельского МВД, Карапетов получил и другую взятку в 375 тысяч рублей, за оказание содействия в получении квот на осуществление иностранными гражданами трудовой деятельности.

Вначале экс-чиновник карельского правительства признал свою вину и даже написал явку с повинной, но вскоре изменил показания, заявив, что признание писал «под диктовку оперуполномоченного». После этого признал вину частично, но не в получении взятки, а только в превышении должностных полномочий, хотя обвиняется он не по данной статье 286 Уголовного Кодекса, а по 290-й (Получение крупной взятки). Наказание за это гораздо более суровое: от 7 до 12 лет лишения свободы, с обязательным штрафом в размере 70-кратной суммы взятки.

Не случайно присутствовавшим на заседании суда многочисленным журналистам тем более было интересно услышать о произошедшем от самого Гивия Карапетова, в этот день давшего подробные показания.

Оставим в стороне пространные высказывания подсудимого о важности привлечения в республику инвестиционных проектов, каким он считает торгово-развлекательный комплекс «Лотос-Плаза», его информацию о «данных президентом указаниях вовлечения в орбиту влияния России бывших союзных республик» и другие его рассуждения, особо не относящиеся в сути предъявленного Гивию Карапетову обвинения. Остановимся лишь, по-нашему мнению, на самых любопытных моментах выступления подсудимого и его ответах на заданные ему вопросы гособвинителем Александром Вешняковым и судьей Оксаной Егоровой.

Вместо Турции – тюремные нары

Как рассказал Гивий Карапетов, в республике остро стоит проблема с кадровым обеспечением объектов рабочими общестроительных специальностей: бетонщиками, плиточниками, и другими. В прошлом году в Карелии подготовили только 82 таких рабочих, тогда как надо было больше тысячи. Не случайно, по информации подсудимого, для строительства ТРК «Лотос-Плаза» привлекались «порядка 800 иностранных рабочих, прежде всего, тех же бетонщиков, плиточников, из Узбекистана, Таджикистана и даже более 200 граждан Турции, которых постоянно работало по 100 человек». Ни для кого не секрет, подчеркнул, в частности, Гивий Карапетов, что «турки славятся как замечательные строители, которые работают хорошо».

Из его выступления следовало, что граждане Турции были привлечены для работы в Петрозаводске субподрядными организациями, обществами с ограниченной ответственностью «Монолит» и «Маращ-Строй» из Новгородской области. Расселением этих иностранных граждан в подведомственном министерству труда общежитии на улице Станционной, 24 занималось автономное учреждение «Центр обучения и мониторинга трудовых ресурсов», аналогично подведомственное Минтруду и которое, отметил Гивий Карапетов, создавал лично он.

По словам подсудимого, у директора вышеназванного центра Ларисы Клочковой не складывались отношения с министром труда и занятости Иваном Скрынниковым, который, подчеркнул Гивий Карапетов, «с образованием был слабо связан, поскольку ранее 20 лет работал на Костомукшском ГОКе, в местной администрации». И однажды министр сказал ему, что «надо убирать Клочкову», которая, по информации Гивия Карапетова в суде, «прежде чем пойти к министру, обращалась к нему за советом как к профессионалу, и из уважения».

Как уже говорилось, расселением граждан Турции в общежитии на Станционной занимался уже упомянутый Центр обучения и мониторинга трудовых ресурсов, вместе с представителем ООО «Маращ-Строй» Евгением Миловым. Именно он, судя по словам Гивия Карапетова, предложил отремонтировать общежитие в обмен на возможность проживания в нем граждан Турции, и министр Иван Скрынников согласился на такой вариант.

— Общежитие действительно надо было восстанавливать, поскольку в нем не хватало даже туалетов, и так далее, — сообщил Гивий Карапетов. – Была достигнута договоренность, что само проживание составит 70 рублей с человека в сутки плюс 80 рублей – за улучшение условий проживания – ремонт.

Как следовало из показаний подсудимого, «стоимость неотложного улучшения» в общежитии была согласована в размере 1,6 миллиона рублей, тогда как в действительности его ремонт обошелся строительной компании минимум на два миллиона больше. Были заменены все 47 окон, выброшены все старые деревянные полы, установлены десять душевых и восемь туалетов, заменены лестничные марши, сделано многое другое.

— Турки привезли с собой кровати, матрацы, подушки, завели своего коменданта, — рассказал Гивий Карапетов. – Вели они себя дисциплинированно, и за весь период их нахождения в общежитии, несмотря на неоднократные проверки, к ним не было применено ни одной штрафной санкции. Побольше бы таких проживающих!

Однако в марте прошлого года, как прозвучало в судебном заседании из уст гособвинителя Александра Вешнякова, возникла угроза расторжения договора с компаниями «Маращ-Строй» и «Монолит» на проживание граждан Турции в общежитии. Вызвано это было тем, что стоимость потребляемой в нем электроэнергии, из-за установленных там этими иностранными рабочими мощных электробойлеров для подогрева воды, возросла в разы.

Сам же Гивий Карапетов утверждает, что «вопрос о расторжении договора никогда не ставился». Однако он не отрицает, что как-то в его рабочем кабинете появился, напомним, представитель ООО «Маращ-Строй» Евгений Милов и бросил ему в стол деньги: первый раз – 50 тысяч, второй – 15.

— Как я понял, по поручению руководства он отблагодарил меня за то, что я помог поселить иностранных граждан в общежитии на взаимовыгодных условиях, — сказал в судебном заседании Гивий Карапетов. – Деньги я принял из расчета, как я понял, таким способом организуемой мне поездки в Турцию. Понимаю, что грубо нарушил федеральное законодательство и превысил должностные полномочия, о чем очень сожалею и глубоко раскаиваюсь. Нельзя было брать деньги.

— Какой была ваша реакция на то, что вам в конверте дали деньги, о чем вы тогда думали? – спросила судья.

— Я – смалодушничал, — с заметным волнением тихо вымолвил Гивий Карапетов.

Роковые квоты

В тот день после обеденного перерыва суд заслушал и показания Гивия Карапетова о получении им денег от некоего Игоря Овчинникова, желающего получить определенные квоты на использование иностранной рабочей силы. Как признал подсудимый, Игорь Овчинников интересовался у него, «есть ли такие квоты, но никаких разговоров с Овчинниковым о каком-либо вознаграждении не велось».

— У меня такая дурная черта характера: если кто обращается – помогать, — сказал Гивий Карапетов. – Он (Овчинников – прим. ред. – Автор) дал мне 10 тысяч рублей за консультации по льготам, затем 20 тысяч – за консультации и еще 15 тысяч бросил. Я подумал, что это на бензин и за грамотную консультацию по бизнесу и за оформление заявки на квоты. Овчинникову я ничего не обещал и до сих пор не понимаю, как попал в этот капкан.

На вопрос гособвинителя Александра Вешнякова, попросившего подсудимого ответить, как он может прокомментировать передачу ему Игорем Овчинниковым в разы больше – 375 тысяч рублей, Гивий Карапетов заявил, что настаивает на меньшей сумме, которую он назвал, получается, в общей сложности, 45 тысяч рублей.

«Просто сдали нервы»

Не согласен экс-замминистра и с 300-тысячной суммой в рублях, повторим, по версии следствия, полученной им от Евгения Милова за беспрепятственное проживание иностранных рабочих в общежитии на Станционной. Гивий Карапетов, напомним, в начале его допроса в суде признал лишь 65 тысяч. Поэтому гособвинитель «в связи с существенными противоречиями» попросил огласить показания, данные подсудимым вскоре после его задержания с поличным. Тогда, как услышали мы, журналисты, Гивий Карапетов подписал протокол своего допроса, в котором говорится, что все встречи с Евгением Миловым проходили в его рабочем кабинете, и по взаимной договоренности последний ежемесячно платил ему по 50 тысяч рублей, десятью купюрами по 5 тысяч, а всего он получил от Евгения Милова не менее 250 тысяч рублей.

— Вы давали такие показания? – спросил Гивия Карапетова гособвинитель Александр Вешняков.

— На меня оказывалось давление со стороны сотрудников правоохранительных органов, — ответил подсудимый. – Около часа ночи меня привезли к Готчиеву (начальник отдела карельского СУСКа – прим. ред. – Автор), я посмотрел видеосъемку. У меня состояние было безумное. Готчиев и Брюханов (следователь СУСКа – прим. ред. – Автор) сказали мне: «Дома вы будете в том случае, если все напишете. Иначе запрем, повезем в тюрьму». Я сказал: «Пишите, что хотите, и я подписал. Так получилось, у меня просто сдали нервы».

— В чем еще заключалось давление Готчиева и Брюханова? – спросила судья Оксана Егорова.

— Больше не было ничего, — ответил подсудимый.

— Вы говорили, что вам ложили по 50 тысяч рублей в ящик стола. Вы давали такие показания либо следователь по собственному усмотрению все написал, или это сделали вы? – дважды спросила судья, похоже, находившего в полном замешательстве Гивия Карапетова.

Судя по сбивчивому ответу подсудимого, он подписал протокол, «сделанный следователем на основании показаний Милова».

Адвокаты бывшего первого замминистра Юрий Можеев и Анатолий Хоменя, в частности, заявили в суде, что, согласно Уголовно-процессуальному Кодексу, «проведение допросов ночью недопустимо, за исключением случаев, не терпящих отлагательства». В случае же с Гивием Карапетовым такая необходимость, по их мнению, отсутствовала.

Следующее заседание суда намечено на 5 мая.

Светлана Лысенко

 

Источник

Рубрика: Общество

Похожие статьи

Загрузка...
Загрузка...