Частный театр на святых людях держится

0 Просмотр

Директор единственного в Карелии негосударственного театра Владимир Весский о тяжелой доле свободного художника

Этому храму Мельпомены  все предрекали быструю смерть. Ну, как сможет выжить  негосударственный авторский театр в Петрозаводске? Государственные-то учреждения культуры в Карелии еле-еле концы сводят. Но труппа, оставшаяся без своей сцены и окладов, продолжает удивлять зрителя. Артисты бывшего театра драмы Карелии, а ныне театра «Аd Liberum», работают три с половиной года, ставят новые спектакли и даже получают за них призы. На что же живет  негосударственный авторский театр? И каково быть свободным артистом? С этими и другими вопросами «Вести Карелии» обратились к актеру и директору театра «Аd Liberum» Владимиру Весскому.

 Отыграл – получил денежку

 — Владимир, если вспоминать 2010 год, когда волею министерства культуры Карелии вас вместе с коллегами выставили из Музыкального театра и велели забыть о Театре драмы, страшно было вам, актеру, взять на себя роль директора частного театра?

 — Тогда было не страшно. Тогда хотелось творить и творить. Был энтузиазм, желание, рвение, куча безумных идей. А потом, когда ввязались в это дело, где-то на второй год жизни театра, стало по-настоящему страшно: что делать и как с этим быть?! Поддержки у театра не было никакой. Что заработали, на то и живи, и ставь новые спектакли, и делай декорации, и шей костюмы, и арендуй площадки. Но, как говорят, нужно пять лет поработать, чтобы понять, что это за работа. Наш театр еще не отпраздновал пятилетие….

  — Но спустя три года вы уверены, что «Аd Liberum» будет жить?

— Сложно говорить о перспективах. Жизнь идет, спектакли ставятся. За эти три года репертуар театра вырос до 10 постановок. А начинали-то с одного спектакля. Обычно мы две премьеры в год выпускаем: детский спектакль и вечерний взрослый спектакль. В этом году получилось две постановки для взрослых сделать. Так что театр живет. А что будет дальше, неизвестно. «Аd Liberum» вместе с его творческим лидером Снежаной Савельевой существует только благодаря энтузиазму людей, которые служат в театре, только благодаря их вере в то дело, которым они занимаются. Это святые люди. Они работают за медный грош. Пока у них есть желание, стремление, пока сердца для чести живы, театр будет открыт для своих зрителей. Но как только этот энтузиазм иссякнет, а это случится когда-нибудь, театру придет конец. Хотя, возможно, в «Аd Liberum» придут новые люди – свежая кровь. Кто знает?!

—  Значит, не зря говорят, что театр не может существовать без поддержки государства. А зарплата ваших артистов хоть немного приближается к уровню коллег в государственных учреждениях культуры?

— У нас все артисты получают разовые за спектакль. Отыграл – получил денежку.

— Чтобы выжить, артисты где-то подрабатывают?

— У многих есть халтуры. Но это нормально. Этим занимаются и артисты государственных театров. Но если мы готовимся к премьере, то вся труппа живет только театром. Последние два-три дня мы и ночуем на сцене. Кто-то дошивает костюмы, кто-то доделывает декорации: красит, прибивает. Хотя мы заказываем декорации в Музыкальном театре, и художников-бутафоров привлекаем. Но основную нагрузку несут артисты. К сожалению, мы не можем себе позволить много репетировать на большой площадке. Когда в государственном театре обычно на сцену выходят минимум в середине репетиционного процесса, то у нас это происходит галопом по Европам. А бывали случаи, мы и за сутки выходили на площадку. В ДК «Машиностроитель», где мы большие детские спектакли ставили с двумя машинами декораций, кучей задников, нам приходилось тяжко. Но за все нужно платить, поэтому и за сутки до премьеры большую сцену одевали и репетировали.

— Цены на аренду площадок в Петрозаводске кусаются?

— В музыкальной школе №1 им. Синисало, где мы постоянно работаем, сумма приемлемая. Мы нашли контакт с дирекцией школы, с администрацией города. А коммерческая аренда в ДК «Машиностроитель» очень высокая. Новогодняя кампания по аренде там обходится в четверть миллиона. Вообще в городе очень дорогие площадки. Поэтому нас остается только музыкальная школа.

Хорошо продаются комедии

— Если у театра был свой дом, то жить бы легче. Такой шанс у «Аd Liberum» есть?

— Мы стараемся даже не думать об этом и не обнадеживать себя.  В течение трех с половиной лет были моменты, когда своя сцена уже маячила на горизонте, а потом все заканчивалось ничем. Но нам помогает министерство культуры. Последний спектакль – «Территория памяти» — вообще сделали благодаря министру. Елена Викторовна позвонила и сказала, что объявлен грант для некоммерческих организаций, подавайте заявку. Мы сделали смету и оформили заявку. Так, мы смогли осуществить давно задуманный проект – спектакль о жертвах Холокоста, о том, как эти страшные события повлияли на судьбу людей, живущих на разных континентах. Такая постановка обязательно должна быть в репертуаре театра.

— Но чаще ваш театр дает комедии. Эти спектакли позволяют заработать?

— В репертуаре нашего театра есть довольно серьезные постановки — «Мамаша Кураж и ее дети», «Привокзальная сказка», «Территория памяти», «В ожидании Годо». Но, к сожалению, эти спектакли сложнее продавать, они действительно приносят меньше дохода. В результате на комедиях театр и живет. Увы, в наше непростое время зрителю хочется не думать, а отдыхать. Но мы уверены, что театр существует не только для того, чтобы посмеяться, но и для того, чтобы нести разумное, доброе, вечное. Поэтому от серьезных постановок отказываться не намерены. В месяц мы даем от 8 до 12 спектаклей, как комедий и детских постановок, так и драм. При этом зал бывает полным и переполненным и никогда полупустым. Последнее мы, частный театр, себе просто не можем позволить.

— Но касса с 12 спектаклей вряд ли позволит вкладываться в новые постановки. По школам и садикам наверняка ездите?

— Конечно, такая работа идет. 30-40 спектаклей в месяц делаем на выезде только в городе. А по республике за полугодие мы даем около 200 спектаклей.

— И ваши артисты выдерживают такой режим, зарабатывая скромные деньги? Никто не ушел из «Аd Liberum»?

— Никто не бросил театр из того состава, который работал в Театре драмы. Другое дело, что за время существования «Аd Liberum» к нам приходили разные люди – артисты, администраторы. Некоторые из них ушли, некоторые остались. Ценнейшее приобретение театра – Марина Викторовна Рябинина. Это наш главный администратор, который, по большому счету, в одиночку продает весь наш репертуар.

— Остается только восхищаться вашим мужеством, но, не видя свет в конце туннеля, жить сложно. Вы хоть на что-нибудь сегодня надеетесь?

— Мы надеемся, что что-то поменяется и государство обратит внимание на деятельность нашего театра. «Аd Liberum» — это не коммерческий театр. Мы не ставим целью зарабатывание денег. Это не антреприза. Мы — классический русский репертуарный театр. Только в такой странной форме – негосударственный театр. Но так получилось. Печально, но ничего не поделаешь. Пока у нас есть силы, мы будем тянуть эту лямку. Не скажу, что мы мучаемся. Мы работаем с удовольствием. Но бывает очень тяжело. Особенно на выпуске спектакля. Но пока справляемся. А еще у нас есть мечта о своем театральном курсе. Будет пополнение труппы – будем жить.

Беседовала Наталья Соколова

 

Источник

Рубрика: Культура

Похожие статьи

Загрузка...
Загрузка...